Интервью с заместителем исполнительного директора НП «НГИМ» В.Г. Афанасьевым

Об «экономике знаний», коммуникационных смыслах и России.

 

Ректор «Международной эгомаркетинговой экспертной академии» экспертной сети «Союзконсалт» Кирилл Павлович Гопиус встретился с заместителем исполнительного директора «Национальной гильдии инновационных менеджеров» Вадимом Геннадиевичем Афанасьевым.

Основной темой их беседы было образование, так как оба осуществляют свою экспертную деятельность именно в этой сфере…

— Прежде чем мы перейдем к основной теме беседы, расскажите, пожалуйста, о себе…

Я 15 лет работаю на рынке бизнес образования, причем начинал-то со школы…

— То есть, вы учителем были?

Да. Я прошел путь от учителя до завуча. Очень быстро понял, что школа, в том ее виде, каком она существует и существовала, не дает тех результатов, какие мне хотелось бы добиваться своей деятельностью.

Любой вопрос делиться на содержательную и контекстуальную стороны. Как раз, контекстуальная сторона школы меня не устраивала. И тогда и сейчас. Сейчас ситуация немного интереснее, хотя не сильно изменилась.

— А в чем этот контекст?

Определенные системы взаимоотношений в школе. Определенная система предпочтения тех или иных детей. Сейчас идет волна поддержки талантливых детей. Ситуация, после кризиса 90-х, после развала советской системы, была ужасной. Все было перевернуто с ног на голову. Талантливые дети «заметались под ковер» всяческими способами, как инакомыслящие. На первый план выходили те, кто был больше практически ориентирован в глазах оценивающих.

Это меня не очень устраивало. Именно это привело к тому, что я начал подбирать какие-то творческие, интересные методы работы. Чтобы мы могли быстрее получать ответ и результат на возникающие в образовании вопросы. Таким образом, я пришел в бизнес образование, соприкасаясь и с личностными компетенциями. Я, практически, 10 лет работаю проректором в различных бизнес школах. Работаю в организации, которая занимается инновационными технологиями. Занимаюсь творческими технологиями развития талантов среди молодежи и студентов. И это устраивает в большей степени.

— Не будучи тренером и коучем…

Разрешите я Вас перебью…

Тренер и коуч, в том виде, в котором он востребован рынком труда, к сожалению, это, скорее, ремесленник. Это человек, который неким образом натаскивает персонал на те, или иные задачи. Причем, используя при этом всяческие технологии, включая манипуляции. Часто, забивая мозги не очень нужной информацией. Поскольку у него стоит конкретная задача, — любой ценой добиться определенного поведения людей.

А тренеры творческие, которые действительно развивают внутренний ресурс человека, способствуют тому, чтобы этот человек делал то, что ему предназначено, то, к чему он больше склонен. Такие тренеры являются большой редкостью. И в массовом порядке рынком не поощряются. Есть несколько звезд, причем, не обязательно те, кого активно называют «гуру» в СМИ и продвигающих организациях. Эти тренеры могут быть не очень известны. В любом случае, разница между ними и «внутренними» тренерами, нацеленными на ремесло, большая.

— В Ленинграде, где я создал лабораторию сторителлинга. У меня была молодежь, с которой я работал. Сложно было сказать, кто кому больше давал. Такие результаты показывали ребята интересные. Поскольку, Вы упомянули молодежь и студентов, очень интересно было бы с ними поработать. 

Вы создавали определенную среду. Не стандартную. Не ограниченную какими-то жесткими регламентами. Поэтому Вы получали и ответ соответствующий.

К сожалению, у нас людей регламентирующих гораздо больше, чем людей, заинтересованных в результате. Это не их вина или беда. Они выбрали такой путь.

Была, в свое время книга Генриха Айтшуллера «Как стать гением». Она иллюстрировала печальные реалии человека, который хочет себя посвятить какому-то действительно выдающемуся делу и тому, чтобы добиться какого-то серьезного результата, именно, с точки зрения принесения пользы. Там было по этапам прописано, какие «сложные» этапы с человеком по его жизни будут происходить. С другой стороны, у каждого свой крест.

Но, здесь упрекать кого-то бессмысленно. Задача, в имеющейся ситуации добиться максимального результата.

— Как Вы от преподавания в школе перешли к «Национальной гильдии инновационных менеджеров». У Вас, насколько я знаю, было несколько этапов.

Да. Я занимался консалтингом. Достаточно долго я работал в «Бизнес школе при Плехановской академии». 8 лет. Работал проректором в «Академии менеджмента и рынка». Теперь, «Национальной гильдии инновационных менеджеров». Здесь я получил возможность определять стратегию и иметь достаточно большую свободу выбора в текущей ситуации. Что для меня важно.

Я стараюсь делать что-то не ради сиюминутного дохода. Не ради вещей, связанных с личностным продвижением. Но, ради получения результата, отличного от общего технологизированного стандарта.

— Какова Ваша область компетенции в гильдии?

Область компетенции совершенно конкретная. С одной стороны, это содействие молодежи и предпринимателям в получении инвестиций. В работе над инновационными проектами.

Мы курируем многие творческие проекты. Естественно, без финансирования не обойдешься. Помогаем с вопросами финансирования. Взаимодействуем с инвесторами.

Другое направление, это все, что связано с исследовательской частью. У нас большой блок исследований, как для коммерческих организаций, так и для государственных. Здесь мы стараемся в государственные проекты максимально внедрить некую творческую составляющую. Использовать те методы, которые стандартно не используются.

Если это получается, то результат выходит отличным от того (как бы помягче сказать) стандарта, той каши, которая через два-три года не вспомнится и будет, просто, «подшита к делу».

— То есть, это тоже (мое любимое слово) лаборатория.

Да. При этом, мы не благотворительная организация, которая должна содержать тех, кто проводит исследования. В Российской Федерации осталось масса талантливых ученых и специалистов, которым некогда заниматься продвижением. С ними мы, в первую очередь, и работаем. С одной стороны, мы стараемся их банально поддерживать. С другой стороны, они обладают не стандартными технологиями, они достигают научных результатов. И главное, они еще, до сих пор, не уехали отсюда.

Хотя уехали многие. И если говорить о нашей миссии, то, мы пытаемся оставшуюся часть максимально поддержать.

— Поскольку, ректором «Международной эгомаркетинговой экспертной академии» я являюсь совсем недавно, хочу спросить, были ли уже какие-то взаимодействия с ней? 

С Олегом Николаевичем Паладьевым мы дружим довольно давно. Мы привлекали Олега к чтению его творческих курсов. Регулярно организовываем взаимные мероприятия. И тут у нас полное взаимопонимание.

— В «Академию» и «Союзконсалт» входят 250 экспертов. Были ли какие-то пересечения, проекты?

Конечно. И международные, и исследовательские, и государственные. Были фокус группы по эгомаркетингу и управлению инновационными проектами. Только недавно были общения с польскими предпринимателями. Думаю, что через некоторое время мы их снова посетим.

За эти годы более 250 различных проектов было реализовано.

— Вы несколько лет участвовали в проекте «Селигер»…

То, что мы делали на Селигере, было абсолютно вне каких-то политических контекстов. Исключительно в рамках образовательной и инновационной сферы. Там были очень интересные люди. Мне удалось аккумулировать достаточно большое количество молодежи и специалистов. Я думаю, это все еще даст результат, потому что база была серьезная. За смену мы более 200 человек обучали. Как правило, то, что делается искренне, не бывает впустую. Разве что не сразу.

— А с аудиторией молодежной связь продолжается какая-то?

Очень многие из тех молодых людей, с которыми мы там работали, потом вышли на инновационные проекты. Подавали заявки по линии фонда Бортника. В этом смысле, уже результаты есть.

— На санкт-пертербургском экономическом форуме был круглый стол по теме «Экономика знаний»…

..Прекрасная тема…

— Согласен. Все спикеры высказывали разные взгляды на то, что же это такое. Вы, что по этому поводу думаете?

Недавно был в Ярославле форум. Он проходил при поддержке министерства образования. Выступавшие на нем чиновники и, в большей степени, представители предприятий говорили о том, что результат, который работодатель получает от выпускника ВУЗа, на 80 % не соответствует ожиданиям работодателя. Не соответствует актуальности нынешней производственной и рыночной ситуации.

Это абсолютно открытая информация.

Так вот, «экономика знаний», это предоставление нужных знаний нужным людям в нужном месте. Сейчас, при колоссальном количестве информационного сора, который сыпется в голову молодежи и голову специалистов, ключевой задачей является отделение зерен от плевел. В этом и есть «экономика знаний».

— Здесь, получается, сразу два момента. Первый – фильтр для знаний. Второй – коммуникация.

Да.

— Тогда, логично будет задать вот какой вопрос… Посещая различные управленческие форумы, слышал на каждом, и согласен с этим, что, основной проблемой российского управленца, а я бы и шире эту проблему поставил, вообще российского пространства, является та самая коммуникация. Не технологическая ее часть, но, когда два человека сидят друг на против друга и не знают что, как и зачем друг другу говорить…

Я знаю целый класс специалистов, которые занимаются, так называемым, «переводом с русского на русский». То есть, фактически, модерацией сторон при решении какого-то делового вопроса. Кстати, не плохо на этом зарабатывают.

Во-первых, люди находятся в разных реальностях, контекстах, содержательных и смысловых полях. Вроде, по-русски говорят, но, друг друга не понимают.

Были случаи, когда абсолютно не эффективных сотрудников продолжали держать в компании по причине того, что они понимали «птичий язык» руководителя. Кроме того, мы часто диагностируем «низкокачественную информационную политику руководства по отношению к персоналу». Фактически, то, что думает персонал о ситуации на предприятии, исходя из посылов, которые идут сверху, не соответствует действительности. А ведь за этим идут конкретные действия, мотивации или их отсутствие.

Я согласен, это может стать приоритетной проблемой. Не говоря уже про заезженную проблему поколений. Когда, после определенного разрыва в возрасте, никто друг друга не понимает.

— Ведь, и пресловутая корпоративная культура, это же не «одинаковая форма и пение гимна» Даже, не формальное наличие ценностей. Есть хорошая книга Йеспера Кунде «Корпоративная РЕЛИГИЯ». А religio – это объединение общими смыслами. То, что не сказано, но понято.

Это стоит очень дорого. И, к сожалению, это понимают меньшее число руководителей. Чем плох сейчас этот кризис, тем, что идет откат на технологический уровень. То есть, все «тонкие моменты», по пирамиде Маслоу, откатываются на физиологический уровень. И это печально.

Почему уезжают представители серьезных научных кругов? Их не устраивает общий контекст, отношения, ситуация. В рамках мероприятий «Академии», мы слушали лекцию про «экономику 40+». Человек только к 40 годам освободился от всех своих жизненных бюрократических, организационных, материальных барьеров. И тут выясняется, что он никому не нужен. До этого он был ЕЩЕ никому не нужен, а после этого УЖЕ никому не нужен.

— В связи с этим, в рамках гильдии, именно про эту «передачу смыслов» что-то говорится?

Это то, о чем я говорил выше. Мы пытаемся в каждый проект внедрить это. Заказчики периодически сопротивляются. Потому, что им нужно «по стандарту». Но, в любом случае, и корпоративную культуру, и «смыслы» мы пытаемся включить. Потому что иначе наша деятельность ничем не будет отличаться от сотен и сотен консалтинговых и исследовательских компаний, которые что-то «состряпывают» на эту тему.

— Очень точно подобранное слово, «состряпывают»…

Сейчас стоимость продажи консалтинговых услуг, по сути дела, приближается к 70 %. То есть, сам проект 100, составляющая продажи 70, выполнение работ 30. Главное, «впарить».

— Что такое «психодиагностический инструментарий», используемый во многих ваших программах?

Это конкретные технологии, которыми мы владеем. Они применяются, как индивидуально, так и на больших группах людей. Мы можем диагностировать то, что происходит «в мозгу» у завода в 10 000 человек. То, что имеет выход на конкретные вещи. На групповую агрессию, социальные процессы, социальную политику. На управленческие решения. На диагностику организационной ситуации. Есть целый ряд инструментов, к счастью, не заезженных, которые позволяют добиваться серьезных результатов.

— От себя добавлю. То, чем я занимаюсь, это вытаскиваю из людей истории…

…У нас люди говорить-то разучились…

— Да. Но, это модерируемое взаимодействие «рассказчика» и «аудитории», показывают поразительные результаты…

При любом тренинге можно дать какую-то фишку, какую-то технологию. Вроде, все покивали. Все классно. А через три дня все это забылось. И здесь важен этап «проживания». Если этого этапа нет, все уходит в песок. В информационном шквале, это все отсевается. Если человек не пропустил через себя, если не прожил, это бесполезно.

— Момент «осознанности» должен наступить с «проживанием»…

Да.

— Вот какой меня вопрос заинтересовал, в связи с круглым столом «Экономика знаний». Там был представитель Финляндии. Он говорил интересные вещи, связанные с образование. Многократно в СМИ читал в «хвалебном стиле» про образовательные учреждения Финляндии.

Откуда такой уровень образования в Финляндии?

Ну, прежде всего, «везде хорошо, где нас нет». В свое время была любопытная книга «Почему Россия не Америка?» Там разбиралась текущая экономическая ситуация и возможные действия, исходя из нее. И, кстати, то, что сейчас происходит с Россией, идет в сторону этой книжки. То, что сделала Белоруссия раньше и добилась достаточно больших результатов. Сейчас Россия потихоньку идет именно к этому. Конечно, это можно было сделать раньше.

Почему же там «так хорошо»? Большинство людей, которые потом создавали лучшие технологии, вымывались отсюда. Другой вопрос, что с нашей широкой русской душой про это уже позабыли. Есть конкретный список изобретений, которые приписываются западным специалистам, но, на самом деле, разработаны российскими учеными. Совершенно в разных сферах.

Но, преимущество западных технологов в том, что они, как раз, хорошо управляют ЭКОНОМИКОЙ ЗНАНИЙ. Они понимают, чем «сорить» нельзя. Что можно использовать на благо своего государства и экономики.

Мы, с нашей «широтой», все это разбазариваем.

Вот и вся суть…

Обратите внимание. Спорт, наука, культура. По большому счету, русский, это «человек мира». Наши специалисты учат западных спортсменов, музыкантов, ученых. В известном смысле Россия выступает культурным и научным донором…

— Напоследок,  я задам отвлеченный вопрос, который я всем задаю… Вы КТО по жизни?

Хотелось бы избежать какого-то пафоса… По большому счету… Я бы себя назвал человеком, который видит скрытые стороны жизни. Приобрел в этом устойчивый навык. Возвращаясь к тому, о чем мы говорили, это становится все более актуальным, в связи с неопределенностью и колоссальным объемом «плевел». Это можно назвать «философским, просветительским подходом, в какой-то мере. Я стараюсь как-то это доносить. И что-то такое  получается…

— Спасибо большое…

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


%d такие блоггеры, как: